Поэтичность в названии трав

Через Слово познается мир Природы

ПапоротникТравы, травы, травы! Поэтичность в названии трав.

«Для всего, что существует в природе, …в русском языке есть множество хороших слов и названий» (К.Г.Паустовский). «Наши предки умели удивительно правильно сводить воедино свои наблюдения над природой» (Л.С.Черепанов).

В песнях трава имеет особые поэтические названия: «травушка-муравушка», «мурава духовитая», «травка шелковая», упоминали и злую, и горькую: «Полынька, полынька, травонька горькая, сама ты, злодейка, уродилася, заняла злодейка в саду местечко — место доброе, хлебородное».

Большинство из нас не знает названий многих дикорастущих растений, даже самых распространенных. Я не говорю про такие, как всем известные одуванчики или мать-и-мачеху, а другие — желтенькие, синенькие, беленькие… Давайте разберемся, что же это за травы?

В народном словаре названия растений щедро наполнены: поэтической эмоциональностью: «травушка муравушка» (спорыш), «травка шелковая» (ковыль), «солдатская трава» (тысячелистник), «сон-трава» (прострел), «одолень-трава» — кувшинка, «трава-приворот» (манжетка), «печаль-трава» (полынь), «разрыв-трава» или «ключ-трава» — папоротник, «плакун-трава или всем травам мати» — дербенник иволистный; эстетическими звучаниями: красава, краса, красоля, красотная трава, купальница, чистец, чистотел; образными выражениями (метафорами, сравнениями, метафорическими эпитетами): кувшинка (плодик напоминает изделие гончарного искусства), пастушья сумка (плодик соответствует форме пастушьих сумок), наперстянка (цветы похожи на напёрстки), медвежье ухо (коровяк обыкновенный — листья мохнатые ворсистые, что медвежье ухо), журавельник или волчья стопа — (root_komnatnye-rasteniya_pelargoniya_geranj-geranium- герань 1) — плодик с длинным отростком, будто птичий клюв, а форма листа напоминает волчий след (Ю.В.Линник); ритмичностью речи: травка гречка — попарь плечики, травка репеёк — попарь животок, травка мяточка — припарь пяточки (народная игра «Воробей»), горицвет — всем цветам цвет (пословица); поэтическим видением мира: любка двулистная ночная фиалка — не что иное, как любимая, «любовь», незабудка — «не забудь меня!», жар-цвет, Иван-да-Марья.

Отрывок из книги Владимира Солоухина «Трава»
Однажды я записал смешную историю, как мы с другом пытались выяснить название белых душистых цветов, растущих около речек и в сырых оврагах. Лесник, к которому мы обратились, обрадованно сообщил нам, что это бела трава. Теперь я знаю, то была таволга. Но лесник не знает этого до сих пор, и бела трава для него вполне подходящее и даже исчерпывающее название…

(см. Таволга, или лабазник вязолистный.)

Мой сотоварищ по перу Василий Борахвостов, узнав, что я собираюсь писать книгу о травах, стал посылать мне время от времени письма без начала и конца, с чем-нибудь интересным. Обычно письмо начинается с фразы: «Может, пригодится и это…» Чтобы подтвердить свою мысль о поэтичности и мудрости народа, несмотря на невежественность отдельных людей, выписываю полстранички из борахвостовского письма.

«Теперь о траве (эти названия собрал за 50 лет сознательной жизни, но мне не понадобилось). Русский человек (надо бы сказать — народ, — В. С.) настолько влюблен в природу, что эта его нежность к ней заметна даже по названиям трав: петрушка, горицвет, касатик, гусиный лук, баранчик, лютики, дымокурка, курчавка, чистотел, белая кашка, водосбор, заманиха, душичка, заячья лапка, львиный зев, мать-и-мачеха, заячий горох, белоголовка, богородицы слезки, ноготки, матренка, одуванчики, ладаница, пастушья сумка, горечавка, поползиха, иван-чай, павлиний глаз, лунник, сон-трава, ломонос, волкобой, лягушатник, маргаритки, мозжатка, росянка, ястребинка, солнцегляд, майник. Соломонова печать, стыдливица, северница, лисий хвост, душистый колосок, ситник, гулевник, сабельник, хрустальная травка, журавельник, копытень, пужичка, сныть, пролеска, подморенник, чистяк, серебрянка, жабник, белый сон, кавалерийские шпоры, горький сердечник, буркун, сухаребник, девичья краса, калачики, волгоцвет, золотой дождь, таволга, бедренец, купырь, золотые розги, мордовннк, куль-баба, ласточник, румянка, наперстянка, богородская трава, белорез, царь-зелье, жигунец, собачья рожа, медвежье ушко, ночная красавица, купавка, медуница, анютины глазки, бархатка, васильки, вьюнки, иван-да-марья, кукушкины слезки, незабудка, ветреница, кошачья лапка, любка, кукушкин лен, барская спесь, бабий ум (перекати-поле), божьи глазки, волчьи серьги, благовонка, зяблица, водолюб, красавка… Сколько любви и ласки!»

Конечно, хоть и за пятьдесят лет, Борахвостов собрал не все. Достаточно заметить, что в списке нет хотя бы колокольчиков, мышиной репки, птичьей гречки, ландыша, солдатской еды, столбецов, земляники, манжетки, купальницы, зверобоя, чтобы понять, как список не полон и как можно продолжать и продолжать. Но зато в нем есть истинно народные названия, не встречающиеся в ботанических атласах. Важно и другое. Читая все эти названия трав, отчетливо понимаешь, насколько народ знает больше, чем мы с тобой, ты да я. И что, пожалуй, мы с тобой (ты да я) просуществуем на свете зря, если не добавим хоть медной копеечки в драгоценную вековую копилку, коли иметь в виду не названия трав (которых мы с тобой, безусловно, не добавим), но всяких знаний, всякой культуры, всякой поэзии, всякой красоты и любви…

Запись опубликована в рубрике Тайны растений. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>